?

Log in

No account? Create an account
 
 
28 June 2011 @ 12:49 am
Обзор: Новый джаз в России и его истоки в СССР  

Часть 5

Части 1, 2, 3, 4

Коммерциализация джаза в постперестроечное время

 Волна эйфории от внезапно возникшей свободы и интереса, который вдруг стал проявлять Запад к нашим джазменам и, в частности, авангардистам, довольно быстро схлынула. Для этого понадобилось меньше 10 лет. Это были годы за которые произошла поразительная метморфоза сознания молодого поколения – юноши и девушки, мечташие быть физиками, актерами, поэтами, стали планировать освоение профессий бандита и проститутки. За это время структура джазового сообщества, сфера бытования джаза, система приоритетов в российском джазе тоже претерпела серьезные изменения. Постепенно сформировались джазовые кланы, поделившие джазовый коммерческий рынок на части. Этот рынок оказался полностью ориентированным на коммерческий продукт. Во времена социализма джазовая географическая карта тоже имела регионы влияния, но тогда это деление отражало личность и приверженность определенной стилистике влиятельного джазового функционера, определявшего джазовую политику. 

Чаще всего именно этот человек представлял музыкантов на сцене. В нашей стране с 50-х годов джаз всегда держался на плечах энтузиастов, которые за организацию фестивалей, клубов и прочего ничего не имели, кроме хлопот, неприятностей и удовольствия делать свое дело. Это стало привычным. В большинстве случаев джаз не приносит больших коммерческих дивидендов, а это значит, что за него вряд ли взялись бы этакие крепкие деловые умельцы от музыкального бизнеса, которые умеют поставить дело как надо. С другой стороны. джазу пришлось принимать условия игры шоу-бизнеса, условия, которые моментально связали всю концертно-медийную систему в стране младенческого, но при этом бандитского капитализма. Сама джазовая среда выдвинула деятелей с бизнес-талантом – Даниил Крамер, Игорь Бутман, Георгий Гаранян, братья Ивановы, в последнее время Анатолий Кролл. Соответственно, бывшая концертно-филармоническая сеть России сменила список влиятельных лиц, а джазово-географическая карта испытала передел сфер влияния. Руководящей идеей стало соответствие главным принципам, позволяющим продать свое искусство. Эти принципы – простота, доходчивость, реклама, ориентация на вкусы платежеспособной публики. Причем эта гонка за публикой легко прослеживается по эволюции концертных и клубных афиш, особенно явно идет этот процесс в Москве, городе богатеющих нуворишей.

Довольно быстро в постперестроечной России стало ясно, что когда все можно, многое уже не нужно. Как только пропала необходимость в социальной функции джаза и оголилась чисто музыкальная его сторона, от него огромными кусками стала отваливаться аудитория. На постижение собственно музыки без дополнительных дивидендов в виде элемента мученичества уже не было ни сил, ни желания. Потребности покупателей продукта под названием "джаз" вышли на такой уровень, когда этоих покупателей легко обмануть, обвести вокруг пальца. Благодаря такой возможности в Москве, да и в некоторых других крупных городах афиши пестрят именами джазовых "звезд". Скажем, в Кремлевском Дворце съездов регулярно выступает оркестр Гленна Миллера, уровень которого ниже всякой критики. И уж совсем регулярно проводятся фестивали под фантастическим названием "Российские звезды мирового джаза". Любопытно, знает ли мир о существовании таких звезд.

В последнее время большие концертные площадки нередко афишировали псевдоджазовые представления, в которых фигурировали одни и те же имена Дениса Мацуева, Даниила Крамера, Ларисы Долиной, Георгия Гараняна. Деградация слушательских интересов, перевод стрелок на развлекательный джаз ("джазок") заметен особенно в Москве, где плотность джазовых событий весьма велика, но выступления знаковых джазовых фигур вроде Орнетта Колмана собирают не более 300 – 400 человек на город, где только официально проживает порядка 13 миллионов человек.

Это положение сопровождается своеобразным фоном культуровня руководства, продолжающего известные советские традиции, о которых говорили в 50-е годы "Hе бойся министра культуры, а бойся культуры министра" – это актуально и сейчас, когда господдержка в лучшем случае может быть выделена музыкантам, сумевшим "подобраться" к чиновникам, не вполне способным оценивать уровень проекта.

В Москве и в Санкт-Петербурге джаз можно услышать во множестве клубов, в других городах этих клубов значительно меньше, но все же они встречаются. Однако это не означает, что такие клубы ориентированы именно на джаз. Например, в Москве чисто джазовым считается клуб Игоря Бутмана, наследующий традиции Le Club. Эта точка в течение двух-трех лет имела сильного конкурента со стороны клуба "Союз композиторов", которым руководит другой саксофонист - Олег Киреев. Джазовая деятельность клуба продолжается, но в последнее время Киреев вынужден все большее концертное время отдавать разного рода вечеринкам и выступлениям, не имеющим отношения к джазу. Эта политика определяется необходимостью сводить концы с концами и показывает, что выжить на джазе клуб, находящийся в самом центре Москвы, не в состоянии. Это один из признаков деградации потребностей публики, который сопровождается, ввиду невостребованности, и творческой деградацией части музыкантов.

С другой стороны надо отдать должное росту уровня джазового музыкального образования в постперестроечное время, он дал нам возможность немного подтянуться к мировому уровню. Значительное число молодых музыкантов в эти годы выходит в профессиональный мир, владея основными техническими навыками игры, ремеслом импровизации и в какой-то степени имея представление о том, что происходит в мировом джазе. Школа пианистов Игоря Бриля, саксофонная мастерская Александра Осейчука и Сергея Резанцева (Москва) и Геннадия Гольштейна (Санкт-Петербург), оркестровая практика у Анатолия Кролла выдает на гора музыкантов, которые, отправляясь на стажировку в США, например, по программе "Открытый мир", доходят до некоторого достойного уровня. Так что ремесло поднялось в цене. Ведь даже неискушенное ухо может заметить подделку, имея возможность сравнить ее с ныне совершенно доступным западным аналогом под тем же названием "джаз".

После освоения техники возникает вопрос о выборе творческого пути. Но нынче творчество имеет пару важных особенностей. Во-первых, резко возросла информированность, которая это самое творчество с успехом заменяет. Тут и интернет, и пиратство, да и поголовное знание населением английского языка весьма способствует. Во-вторых, творчество нет-нет, да посматривает на кошелек. Вполне можно сориентироваться, какое творчество нынче в моде и позволяет кормиться, а чем заниматься не стоит и что на ближайшее время лучше забыть. Это хорошо понимает еще одна категория в основном молодых людей, которые чутко прислушиваются к рейтингам продаж джаза, замешанного на этно-, эйсид-, постмодерн-, кроссовер-, амбиент-, фанк-, джем-бэнд и еще на десятке приставок к джазу. В нашей джазовой практике на все эти приставки просто музыкантов не хватает.

В этой ситуации поиск, творчество, глубокие, непростые и для выражения и для восприятия чувства в музыке неуместны. Комфортность и узнаваемость, которая является составной частью комфортности, стали выходить на первый план, более того, за них стали платить деньги нувориши. Легко себе представить, что если бы сейчас в каком-либо издании появилась авторская исповедь, подобная тексту, предпосланному Джоном Колтрейном своей "A Love Supreme", в контексте этого времени она бы выглядела наивной и смешной. В этом смысле показательны высказывания устроителя джаз-фестиваля в Калининграде Владимира Кацмана.

Владимир Кацман: Для наших коммерческих проектов очень важна эта целевая аудитория – нарождающийся в России средний класс, которому уже не так близко бунтарство рок-музыки, который уже готов свои деньги и время тратить на комфорт, на расслабление, отдых. Все современные рестораны, все эти lounge-кафе и бары просто замешаны на джазовой атмосфере. Причем, возвращаясь к определению «музыка толстых» замечу, что нынешний джаз – это не только стандарты, но и acid-jazz, house, множество иных, актуальных направлений. Наша публика, посещая хорошие концептуальные рестораны, приобщается не только ресторанной культуры, но и культуры потребления музыки.

 

  (продолжение следует)

 
 
 
Макаров Владиславmakvlad on June 30th, 2011 06:06 pm (UTC)
...очень смелая глава !